ЩАСТЯ ЛЮДСЬКЕ

Мета:

– виховувати в підлітках співчуття до інших;

– спонукати бажанню допомоги ближньому.

 

Хід заняття

 

Слово вчителя з елементами бесіди

Коли тобі шість років, ти мрієш про щастя так: виросту, заведу собі собаку (котеня, рибок), цукерки буду без попиту їсти, в школу ходити не буду.

Коли тобі десять, думаєш: виросту, буде у мене велосипед (Барбі), як в Санька (Таньки).

Коли тобі п’ятнадцять, переконуєш себе: виросту (вже скоро), поступлю в престижний вуз, щоб потім попасти на хорошу роботу, і буде у мене самий крутий комп, найстильніший одяг.

Коли тобі двадцять два, ти працюєш за наймізернішу плату «початкуючого фахівця» і думаєш: швидше б знайти що-небудь більш гідне тебе. Якщо ти дівчина, то мрієш вийти заміж за такого, хто забезпечить світле майбутнє тобі, твоїм дітям і твоїм батькам. А самій доки робити кар’єру. Якщо ти парубок, то хочеш заробити на дороге кафе в кінці тижня, щоб не лише на пиво було, але і на спортзал, і на машину.

Коли-небудь тобі і твоїм друзям буде 35. І можливо, у когось з вас буде курорт двічі в рік, машина, особняк, престижна школа для розбалуваних дітей і манікюрний салон для доглянутої дружини, робота до 10 вечора і вечірній футбол по телевізору на всю стіну. А у когось буде ставка вчителя (інженера, санітара) і жодних лівих, старенькі меблі і продукти з ринку, уживані підручники і дешева косметика.

Як ви думаєте, в якому випадку людина буде щасливіша? (Відповіді дітей)

Я хочу вам розповісти історію однієї дівчини, яка розуміє щастя по-своєму.

 

Читання оповідання «Щастя людське» з подальшим обговоренням

«…– Осторожно, двери закрываются. Следующая станция – «Парк культуры».

Я быстро вошла в вагон и с удовольствием плюхнулась на свободное место. Привычным взглядом окинула пассажиров, сидящих напротив меня. Вдруг сердце знакомо вздрогнуло, и я невольно подалась вперед. Девушка в легком, весеннем, оливкового цвета, пальто. Овальное симпатичное лицо, кожа изысканно светлая, до бледности. Прямой нос, большие лучистые глаза-каштаны, строгие губы. Все черты тонкие, изнеженные. Маленькая родинка у правого глаза. Волосы до плеч – темные, пышные, вьющиеся. Что-то греческое, неуловимо строгое, древнее.

Неужели Евангелина? Евангелина Катранис?

– Ева, – отчетливо произнесла я, и напряжение в глазах девушки, тоже всматривающейся в меня, сменилось блеском радости.

– Ирочка!

Мы вскочили со своих мест и обнялись.

– Я тебя сразу узнала, Ева. Ты ничуть не изменилась! – воскликнула я.

Мягкий голос объявил название станции. Ева встрепенулась.

– Торопишься? Я с тобой выйду: поговорим, – предложила я.

Мы с Евой сели тут же, в метро, на скамье. Я крепко сжимала ее тонкие руки в своих, и мы смотрели друг на друга с восторгом и счастьем.

– Ты в Москве теперь живешь или нет? – начала я, желая как можно скорее узнать о жизни своей дорогой подруги.

– Да, в Москве.

– Давно приехала?

– Четыре года назад.

– Четыре года! И я ничего не знала, Ева! – почти ужаснулась я.

– Но ведь ты переехала. У меня не было твоего нового адреса, – с тихой улыбкой говорила Ева.

– Знаю. Просто как-то удивительно. Сколько бы еще так жили рядом и ничего не знали друг о друге? – я сжала Евины пальцы и неожиданно почувствовала, что мне в кожу врезается обручальное кольцо подруги.

– Ты замужем? – радостно удивилась я.

– Да.

– Поздравляю! Что творится! Сколько тебе сейчас лет, Ева?

– Двадцать два.

– А мужу?

– Двадцать шесть.

– Как его зовут? Кем работает? Ну, говори же, Ева! – я дрожала от нетерпения.

– Дима. Он предприниматель. Сетевой маркетинг и все из той же сферы. У меня есть дочь Леночка.

– Поздравляю! Ева, милая, ну ты оперативно работаешь! – рассмеялась я. – Сколько дочке?

– Три года.

– А во сколько лет ты замуж вышла? Рано?

– В 18. Я Диму давно знала. Когда мы с мамой вернулись из Греции, мне как раз исполнилось 18. Дима почти заставил меня выйти за него. Не хотел ждать.

– Ясно. Ева, ты учишься где-нибудь?

– Пока закончила первый курс филфака МГУ. Потом ушла в декретный отпуск.

– Ну ты даешь! – восхищенно прошептала я.

Ева посмотрела на часы.

– Ирочка, голубка, мне надо ехать. В поликлинику за справкой. Врач ждать не будет.

– Конечно, конечно! – мы встали.

– А где ты учишься, Ира?

– В медицинском. Первый Мед. Безумно нравится.

– Молодец. Запиши мой адрес и телефон. Придешь в гости.

Мы с Евой наскоро попрощались, расцеловались.

– До встречи, Ирочка.

– Подожди, – я схватила ее за рукав. – Какая теперь у тебя фамилия?

– Лазовская.

Я шла по Ленинскому проспекту в 1-ю градскую больницу на практику и думала о Еве. Она училась в моем классе несколько лет. Русская по матери и гречанка по отцу. Это он назвал дочку красивым и нежным именем Евангелия (по-гречески), Евангелина (по-русски). А мы звали ее просто – Ева, по-дружески.

Ева до пяти лет жила в Салониках. Затем, после трагической гибели отца, вернулась с матерью в Россию, поступила в первый класс. Она сразу зарекомендовала себя как тихая отличница, рассудительная и умная не по возрасту.

Из-за высокого роста и серьезного, недетского отношения ко всему, она считалась у нас самой взрослой, старшей, непререкаемым авторитетом, хотя была ровесницей многих девчонок.

То ли оттого, что Ева была верующей, то ли просто от природы, от особенности характера, у нее была потребность все время помогать кому-нибудь, утешать, выслушивать чужие проблемы; в общем – быть нужной, быть необходимой другим. Странно, но почему-то у нее это превосходно получалось. Уже в старших классах некоторые мои педагоги и старшеклассницы дожидались Еву на переменах либо после уроков и о чем-то разговаривали с ней, внимательно вглядываясь в ее лицо. Ребята из нашего класса уважали Еву и никогда не позволяли себе разговаривать с ней небрежно, свысока, привалившись к подоконнику или засунув руки в карманы джинсов. А Ева стояла прямая, с расправленными плечами, и что-то спокойно, с достоинством отвечала собеседнику, глядя в его глаза и чуть наклонив голову. Евина «нужность» была неоспоримой. Наш классный руководитель, учитель истории, как-то назвал ее талант «нейролингвистическим программированием». Ева долго смеялась после его слов, что случалось с ней редко, – она и представления не имела, что это такое. Мы прислушивались к советам Евы и порой как-то бессознательно перекладывали различные обязанности и ответственность за «внутриклассные» решения на нее; на всех школьных собраниях, огоньках, праздниках, во всех походах Ева была незаменимой.

Сторінка: 1 2 3 4
завантаження...
WordPress: 23.03MB | MySQL:26 | 1,282sec