Приглашаем в Феодосию к Грину

Приглашаем в Феодосию к Грину

(заочная экскурсия)

Это правда, что в Феодосии все улицы ведут к морю. На одной из них – Галерейной— стоит небольшой одноэтажный дом. Его крыльцо привлекает своей необычностью: над ним в металлической решетке — фонарь, справа — кранец, слева намертво врос в асфальт якорь, а к черепичной крыше поднимается сломанная фок-мачта и канаты, настоящие, морские, из африканской конопли — сезаля. Все эти морские атрибуты внушают мысль: здесь на вечном приколе остановился музей-корабль рыцаря романтики, певце моря, мечтателя и фантазера. Здесь в 1924-1928 годах жил Александр Грин.

Это музей-корабль, а его интерьер поведет посетителя в прекрасный мир романтической мечты. Создан музей по эскизам заслуженного деятеля искусств РСФСР, архитектора и художника С. Г. Бродского в 1970 году.

О море здесь напоминает все: мореное дерево, маячные фонари, компасы, модели парусников. Напоминают названия комнат музея: «Гринландия», «Трюм фрегата», «Каюта странствий», «Клиперная», «Ростральная», «Каюта капитана», «Корабельная библиотека», Якорный дворик. Есть здесь морские камешки, кораллы и раковины, привезенные в подарок музею из морей всего земного шара.

Отправимся и мы в путешествие…

ГРИНЛАНДИЯ

Первая каюта. Пергаментно-желтая карта-панно, роза ветров, необычные, звучащие, как таинственная музыка, названия: Рено, Лисе, Гертон, Зурбаган, Суан. Страна эта называется Гринландией. Напрасно искать здесь орфографическую ошибку, как напрасна попытка найти эту страну на глобусе или географической карте. Она в сердце у нас, в цвете, запахе, звуках, в очертаниях морских заливов, в силуэтах гор, в извивах приморских улиц — на страницах книг.

Гринландия долгие годы оставалась загадкой, пока не было замечено удивительное сходство ее гаваней и нагорий с Крымом, а в Лиссе, Зурбагане, Гель-Гью открылись черты Ялты, Севастополя, Феодосии. Грин, живя в Крыму, немало бродил, и многие эпизоды жизни связаны с крымской землей. Устами одного из героев Грин сказал: Жить — значит путешествовать» («Искатель приключений»). Путешественники, бродяги, скитальцы морей, странники, непоседы, романтики, мечтатели и фантазеры — вот население Гринландии. Она живописна, ярка, необычна, придуманная Грином страна. Но главное, чем она привлекает час, — это своим нравственным климатом, атмосферой верности, бескорыстия, любви, ароматом тончайших движений человеческой души.

РАБОЧИЙ КАБИНЕТ

Кабинет писателя — название слишком» внушительное для этой маленькой комнаты с ломберным столиком в углу. Через окно этой комнаты до Грина долетал рокот моря, крик чаек, портовый шум. Здесь он написал четыре романа из шести, десятки прекрасных новелл.

Убранство рабочего кабинета чрезвычайно просто и непритязательно. Грин никогда не задавался целью скопить деньги или приобрести вещи. В одном из рассказов («Серый» автомобиль») его герой предостерегает: «Бойтесь вещей. Они очень быстро и прочно порабощают нас». Книги— вот что было для Александра Степановича радостью. Они — единственное украшение этой комнаты

ДЕТСКАЯ, ИЛИ КАЮТА СТРАНСТВИЙ

С. Грин родился в маленьком городке Слободском Вятской губернии. Отец его Стефан Евзибеевич Гриневский— ссыльный поляк. Женился на русской девушке А. С. Ляпковой. В 1880 году у них родился старший сын Саша.

Жизнь была скудной, серой. Семья существовала на небольшие деньги, которые зарабатывал Стефан Евзибеевич, служа в земской больнице. Саше не исполнилось и 13 лет, когда умерла мать. В доме появилась мачеха, с которой у мальчика не сложились отношения. Семья росла, достатка не прибавлялось. Теперь Гриневские жили в Вятке (ныне г. Киров), но жизнь не стала ярче и разнообразнее. Мальчик увлекся чтением. «Пожирателем книг» называет он себя, вспоминая: «В 12 лет я знал всю русскую классику, включая Решетникова». Кроме русской классики, жадно читал литературу приключенческую: Густава Эмора, Эдгара По, Купера, Майн Рида. Воображал себя в диких прериях, в джунглях, среди индейцев. Странствия, приключения, морские путешествия — вот о чем мечтает он, бродя по берегам вятских озер, пробираясь сквозь заросли пригородных лесов. «Потому ли, что первая прочитанная мной, еще пятилетним мальчиком, книга была «Путешествие Гулливера в страну лилипутов» или стремление в далекие страны было врожденным, — но только я начал мечтать о жизни приключений с восьми лет», — рассказывает писатель.

Море зовет его, становится страстью.
Серая, бесцветная жизнь становилась все нестерпимее. Саша уговаривает отца отправить его в Одессу, где он устроится на пароход и начнет жизнь, о которой мечтал. «Грезилось мне море, покрытое парусами», — вспоминал он. В 1896 году с 25-ю рублями, полный надежд и уверенности, он отправился сначала на пароходе до Нижнего Новгорода, потом поездом до Москвы, а оттуда — в Одессу.

Одесса! Наступило мгновение, когда, как ему казалось, мечтам суждено было сбыться. Но начались поиски работы. «Я волновался и трепетал, словно шел признаваться в любви», — с грустной улыбкой вспоминал он на склоне лет. — Я не сомневался, что поступлю платным матросом. Я казался себе сильным, широкоплечим, молодцеватым парнем, тогда как был слабогруд, узок в плевах и сутул, — но страшно вспыльчив и нетерпелив».

Жизнь сурово встретила юного мечтателя: он слышал насмешки, его гнали от трапов, или предлагали наниматься учеником.

Юноша брался за любую работу, самую тяжелую, чтобы смягчить начальство. Его грозились ссадить в первом же порту: денег уплатить за ученичество не было. «Как жадно я хотел морской работы. Грузил черепицу, а казалось, что ношу слитки золота, и жалел, что нет на борту абордажных крючьев и пистолетов».

А как же мечта? В «Каюте странствий», как символ верности ей — силуэт парусника. Там море, соленый ветер, песня ветра. Мечта рядом…



 


 


 


КЛИПЕРНАЯ

Название каюте дала прекрасно выполненная художником Г. Родионовым модель чайного клипера, самого быстроходного среди парусных кораблей. В интерьере — старинный парусник, плетения сезальского каната, маячные фонари, изображения знаков Зодиака. Экспозиция рассказывает о жизни А. С. Грина с 1903 по 1917 год, о начале творческого пути. «Моя служба, — записывает Александр Степанович, — прошла под знаком беспрерывного неистового бунта против насилия».


В ноябре 1903 года на Графской пристани арестовывают «мещанина Александра Григорьева» по подозрению в революционной пропаганде. До 22 декабря он отказывается отвечать на все вопросы, не называет настоящего имени, пытается бежать, объявляет голодовку. Одним словом, доставляет столько беспокойства тюремному начальству (к тому же выясняется, что он развернул в Севастополе энергичную пропаганду среди флотских экипажей и низших чинов крепостной артиллерии), что командующий адмирал Чухнин поклялся сгноить его в тюрьме. Когда в 1905 году по царскому манифесту узники Севастопольской тюрьмы были выпущены, Александр Гриневский узнал, что адмирал Чухнин лично приказал его не выпускать. Но вслед за надзирателем, объявившим это, в камеру вошли сидевшие рядом четверо рабочих, социал-демократов, и объявили, что не выйдут, пока не выпустят «студента». Так будущий писатель ощутил силу рабочей солидарности. Это был не последний арест.

В 1906 году А. Гриневского опять арестовывают, но уже в Петербурге, приговаривают к ссылке в Сибирь. Он дерзко бежит из Тобольской губернии. В 1910 — новый арест. А. Гриневский сидит в известной тюрьме «Кресты», оттуда пишет прошение обвенчаться с Верой Павловной Абрамовой, своей невестой. Разрешение получено. Их обвенчали в тюремной церкви. Отбывать ссылку его переводят в Архангельскую губернию.

Рождение писателя Грина происходит внезапно. Когда в 1906 году товарищ по революционной борьбе Н. Быховский посоветовал А. Гриневскому взяться за перо, тот был потрясен: «Это было, как откровение, как первая, шквалом налетевшая любовь. Я затрепетал от этих слов, поняв, что это то единственное, что сделало бы меня счастливым, то единственное, к чему, не зная, должно быть, с детства стремилось мое существо. И сразу же испугался: что я представляю, чтобы думать о писательстве? Что я знаю? Недоучка! Босяк! Но… зерно пало в душу и стало расти». В 1906 году выходит первый рассказ «Заслуга рядового Пантелеева», созданный на материале жизни в царской армии. Крестьянский сын, рядовой Пантелеев заслужил похвалу офицера за то, что метко стрелял в бунтующих крестьян. Набор этого рассказа был рассыпан, а на автора заведено е- полиции дело. В 1908 году выходит книга «Шапка-невидимка», на обложке которой стоит «А. С. Грин» (школьную кличку автор сделал своим псевдонимом), рассказывающая о жизни революционеров, комитетчиков, террористов.

Не найдя места своему идеалу в окружающей российской действительности, он попытался рассказать о своей мечте, о красивых благородных людях, о содержательной, яркой жизни, о свободной земле, создавая вымышленный мир.

Нелегким был путь своеобразного, не похожего на других своих собратьев по / перу, писателя. «Трудно мне: нехотя, с трудом признают меня российские журналы и критики. Чужд я им, странен и непривычен», — пишет Грин. Его Гринландия начиналась с рассказа «Остров Рено», где в полной мере проявились своеобразие и творческая индивидуальность писателя. В 1916 году Грин был вновь арестован и отбывал заключение на станции Лунатиокки. Когда пришла весть о том, что свергнут царь, он пешком идет в революционный Петроград. Так начался новый период/ в жизни писателя.

 

 

РОСТРАЛЬНАЯ

Название этой комнаты-каюты дал макет ростры — старинного парусника. Ростра — носовая часть корабля, по традиции украшенная фигурой мифической девы. Экспозиция рассказывает о жизни и творчестве А. С. Грина в период с 1917 по 1924 год.

КАЮТА КАПИТАНА ГЕЗА

Обогнув по борту бригантину «Бегущая по волнам», мы оказываемся в «Каюте капитана Геза».

Художники воссоздали уголок каюты на старинном паруснике: инкрустированный » металлом стол, предметы штурманского обихода, висящая над столом лампа, полка, где, таинственно сверкая тиснением, стоят книги, звездный глобус, старинная английская подзорная труба — все полно тем ароматом странствий и приключений, которым дышит юность. Мечта привела его в Крым, где он поселился в 1924 году. Строгий, даже чопорный в Одежде, Грин здесь, как мальчишка, сфотографировался в капитанской фуражке.

Экспозиция этой комнаты рассказывает о жизни писателя в так называемый «Крымский период», с 1924 по 1932 годы. В Феодосии на улице Галерейной, 8 он прожил «четыре хороших, ласковых года». А в одном из писем написал: «Я стою, как в волнах и цветах, а над головою птичья стая. И если есть сейчас подлинно счастливый человек, то вот он я самый и есть». Это
были годы небывалого творческого вдохновения и удач. Кроме повести «Алые паруса» и романа «Блистающий мир», написаны романы «Бегущая по волнам», «Золотая цепь», «Дорога никуда», «Джесси и Моргиана», задуман незаконченный роман «Недотрога», написаны главы «Автобиографической повести». В этих книгах проявилось волшебство гриновского вымысла.

Жизнь писателя, наполненная напряженной работой, внезапно осложнилась обострением болезни: дыхание моря губительно действовало на его больные легкие. Грин переезжает в Старый Крым, городок, что в 25 километрах от Феодосии. Незадолго до смерти писателю, которого недуг приковал к постели, принесли только что вышедшую «Автобиографическую повесть». Так встретились начало жизни и конец ее.

Похоронен Александр Грин на городском кладбище в Старом Крыму. Говорят, что умирающий Грин просил привести к нему человека, который любит и знает его произведения. Тогда он не знал, как дороги будут они многим поколениям читателей в самых разных уголках планеты.

КОРАБЕЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА

Человек умирал, не зная,

Что ко всем берегам земли,

Шли, как алая птичья стая

Им придуманные корабли.

(Стихотворение десятиклассницы из музейной книги отзывов).

В «Корабельной библиотеке» убеждаешься в том, насколько А. С. Грин близок нашему современнику Здесь хранятся издания гриновских произведений на русском языке, на языках народов СССР и многих стран мира. Любят замечательного советского писателя-романтика в Чехословакии, ГДР, Болгарии, где первые переводы появились еще в 1925 году, Японии, Польше, Франции, США, Англии.

Образы, созданные неистовым воображением А. Грина, волнуют художников, кинематографистов, музыкантов. Написан балет «Алые паруса», и в тяжелом 1943 году артисты Большого театра показали на сцене сказку о верности, мечте. Грин — писатель, «молодеющий с годами»,— так отозвалась о нем старейшая советская писательница Мариэтта Шагинян. Имя его не забудется, пока живо стремление познавать и творить, пока человек томим жаждой поиска. Даниил Гранин очень точно выразил эту связь: «Когда дни начинают пылить и краски блекнут, я беру Грина. Я открываю его на любой странице, так весной протирают окна в доме. Все становится светлым, ярким, все снова таинственно волнует, как в детстве. Грин — один из немногих, кого следует иметь в походной аптечке – против— ожирения сердца и усталости».

завантаження...
WordPress: 22.89MB | MySQL:26 | 0,310sec